September 28th, 2016

мышка на хозяйстве

День посреди недели

Уром пропустила звонок с работы, проигнорировала заполошные трели свекрови, повела ухом на шуршание пакетиков кошачьего корма, но к полудню проснулась.
Серенько и тихо.
При этом дневном свете уже можно рассмотреть наши грядки и увидеть, что там происходит.
Огуречную грядку пора уже сворачивать, а помидоры еще поживут.

Втрой звонок с работы принес целеуказание: с 16 часов надо съездить на Техноложку, в управление метрополитена, чтобы продлить свою карточку-проходку. Она, видимо, останется в старом магазине, а там, куда я ухожу, продлят карточку на ту тетеньку, что переходит на мое место.))

И, может быть, доеду до Каледонского леса - ровно по объявлению, они там уборку провели и выставили на продажцу всякое пестрое барахло. Денег у меня, конечно, нет, но посмотеть-то можно?

Яблоки пахнут восхитительно, но начинают слегка вянуть.
Либо сушить, либо в начинки.

Искандер пакуется на больничное сидение, с шутками и прибаутками.

А мне надо перебрать, как той Золушке, пакеты с крупой, что-то они чересчур оживленные, хоть и в пакетиках. Жучки, чтоб их. Не ожидала!
Графика-мечта

Добавить цвета


Все из того же давнего альбома, осень-14.

А что у нас здесь и сейчас?
Разобрала полки с бакалеей, перетряхнула коробки с крупами, печенье, макароны и орехи, нашла несколько пачек растворимого кофе, увязала пакет для помойки, и внезапно варю чечевицу.
И слушаю "Богемскую рапсодию" в разнообразных вариациях.))
Графика-мечта

Выйти из Каледонского леса без добычи

В "Каледонском лесу" на окошке лежат, свернутые в рулончики, отличные летние шкурки для юных стрекоз. Ни разу не непальские, конечно, но симпатичные. Трикотажные. Рыжие, зеленые и черные. Я почти купила одно платьице. Но... Я не юная стрекоза, лето уже миновало, и у меня 500 рублей совсем не лишние, чтобы выкинуть их просто так. И все-таки не зря. Во-первых, я нашла это место, следуя за персональным "белым кроликом" со скрипкой в футляре. Во-вторых, нам нашлось о чем с ним побеседовать.)))
В самом "Лесу" было тесно, людно, шумно и хоть топор вешай: мерзкие сладкие ароматические дымы. Вокруг бледной девицы в инвалидной коляске роились такие же бледные и чуть более смуглые, юноши, вещавшие о высоком: от том, как кто-то где-то сравнивал Янку с "Гражданской обороной", о том, как кто-то у "Костыля" в подворотне лабал, а теперь ого-го, а еще - вот, некоторые в свое время и Курехина считали бездарью - то есть обычный треп околомузыкальной тусовки.
Барышни с удивлением косились на меня и девушку-скрипачку - что это за нашествие сегодня?
А, говорю, волшебная сила Репоста!
Ну, мы интеллигентно в четыре лапки порылись в кучке свертков.
Девушка надеялась найти юбку, шарфик или, на крайний случай, ПРОСТО ДЛИННУЮ ШМОТКУ.
А там были только трикотажные платья длиной до колена или чуть ниже (в зависимости от роста - мне, так ниже), от прекрасной новозеландской компании "Yak&Yeti". Поисковик такого бренда не знает, вернее, отсылает сразу в Катманду.)))
Да я бы и соблазнилась - черный сарафан, по лицевой стороне расшит почти-непальскими кругами-мандалами, спина - гладкая. Но мне противопоказаны лямочки-веревочки, мне бы плечи прикрыть... Или под низ водолазку-рубаху надеть? Это можно, но... Вот доживет до получки, может быть, тогда.
А барышне-скрипачке я по дороге рассказала про то, что бывают несладкие ароматы у этих вашийх непальских палок.)) И про настоящие непальские кашемировые платки. И поинтересовалась, где она играет. Оказалось - в Консерватории и Филармонии, а про фолк и слыхом не слыхала. И так быват...
А я не пошла обратно на Чкаловскую, но прогулялась до Петроградской. По Лахтинской.))