?

Log in

No account? Create an account

Категория: искусство

Снова регистрируюсь на сайте Культурного форума.
https://culturalforum.ru/
Даже не в погоне за бесплатными билетами, скорее - ради собственного интереса, расширения кругозора.
В прошлом это - великолепная выставка в Эрмитаже к 100-летию Октября; презентация книги в Главном штабе - с возможностью взять импровизированное интервью у эрмитажного хранителя; посещение маленького музея, уцелевшей квартиры, сто лет назад приютившей Ильича, а теперь наполненную и бытовыми деталями позапрошлого века.Это навскидку. Были и что-то еще - презентация Баиром перевода и русского  издания книги "Неизвестный солдат" в Манеже, к примеру.

Завтра Макс Кипель ждет нас на своем безднике - но в такой дали, что я не уверена, что мы по такой погоде туда поедем: на Беговой.
А к трем часам мне в клинику.
В субботу - менестрельник в "Африке", бездник Альфа в "Парабеллуме", а еще в "Ящике" - ДР Александра О'Шеннона.

А пока я просматриваю свои карельские фото - и не знаю, радоваться или печалиться, но их мало: сотня про Сортавалу и еще столько же - Рускеала. И все!

Программа Культурного форума, Общественный потокСвернуть )
Это, разумеется, не вся программа, но та часть, что показалась мне интересной, из того, что открыто для записи на Общественном потоке.
Синице пора становиться на крыло - собственно, она уже. Поезд ночной, она вызвала таксии, надеюсь, они встретятся быстро. А то всякое бывает, вспомним хоть Альвдис.
Она (Синица) по моей рекомендации смоталась в лес - и привезла черники.
Так что завтра у меня будет, судя по всему, хозяйственно- ведьмачий день.
И супчик еще.
А тот художник, у коготоро я гостила в Мурманске, сидит почти на хлебе с чаем и кормит чектырех огромных псов. И затрудняется выставить цену на вещи, над которыми работал все лето...

Читать дальше...Свернуть )

Компиляция


Трасса где-то между Полярными Зорями и Мончегорском. Здесь я не выдержала, попросила остановить машину и пошла выше по шоссе, чтобы увидеть, наконец, Имандру, даже не гадая, а что там, на той стороне - город ли Апатиты или просто Хибины. Десять минут дышать сырым воздухом, уворачиваться от сильного ветра, ни о чем не думать - растворяться в просторе.  После гонки по трассе от самого Питера с короткой остановкой (заездом на Гирвас). Как стремительно развернутая антенна какой-нибудь РЛС.
Память подгружается - сейчас - сразу всеми слоями, вязью узелков и бусинами запахов. Гораздо труднее эту виртуальную карту увязать с сухой картинкой карты географической: где именно это снято? И вспоминаешь походно-репортажную фотосъемку, строго: вид на перевал, прохождение перевала. фото на седловине, панорама в обе стороны, спуск. Обязательно, для отчета. А всякие художественные изыски - за дополнительную плату в свободное время и на другую пленку.

... Хорошо, что я уравками, но вела путевые заметки. И вы, в принципе, все уже знаете.
Однако в Контаки и на ФБ я кидаю разный контент - и фото не вполне совпадают, и тексты.
Видимо, придется черпать из обоих источников, не забывая про третий - собственную голову.
И да, пора заводить новый хэштег. Вот только какой? Север? Авантюра? Блядский цирк? Пока в раздумье.
В семь утра, проснувшись, поняла, что незачем.
Вторая попытка - в одиннадцать, удалась. Искандер тоже проснулся, встрепенулся, опохмелился, в сети поболтался - и дальше спать. И правильно.
А я почитала новости, выпила легкий чай с кексом и вот, думаю, пора двигаться, только котикам корм задать.
Солнечно за окном и, кажется, тепло.
Сначала за озоновским заказаом, а дальше - по обстоятельствам.
Котам еще надо наполнитель купить, Искандер забыл.
Читать дальше...Свернуть )

Просто так

Ленивый медленный день.

А это абсолютно незнакомая русская борзая на прогулке в саду Академии Художеств.
Лето у нас бывает. Вот вчера, к примеру, было.

Домашнее-вечернее


Ну, и эта смена окончена, и этот день моей жизни истекает.
Старалась шевелиться, коммуницироваться и наблюдать.
В полдень выбиралась в сквер с термосом и кексом, отыскала скамейку на отшибе в полутени, занятую кем-то в ярко-желтой униформе. Яндекс? Ну, пусть.
Оказалось, лучше: барышня в костюме кого-то из покемонов, кажется, сосредоточенно подгоняла шкурку прямо на себе.
Села рядом, спросив разрешения, поинтересовалась не столько костюмом, сколько - когда СТАРКОН. Ну, и немного поболтали. Оказалось .что в таком виде она так и ходит постоянно, в образе; раньше была Лилу-и-Стич (не поняла, кого именно она косплеила , Стича, видимо); Орги Старконовские выставили такие требования к стендам. что публика неохотно заявляется туда; что АВА-ЭКСПО накрылась, поскольку СКК больше не принимает фесты; ну, и про ПОРТ-Севкабель немного. Так что - до встречи на СТАРКОНе (не на этом, так на следующем).

Валентин да Ираида

Недавно где-то промелькнуло имя - Ираида. Я не встречала человека с таким именем с детства, с тех пор, как в соседках и друзьях бабушкиного дома числилась одна такая.
Я, возможно, уже когда-то про них писала.
Но вчерашний всплеск памяти в чужом журнале не дает просто безмолвно помянуть давно ушедших, прости - облечь в слова.
И - о жестокости детства, особенно - советского, классового.
Они были удивительной парой.
Даже среди тех, неординарных людей, среди которых я росла.
Осколок неведомого прошлого.
При том, что война - та, Великая, была еще близко.
Эта история стала сагой задолго до...
Но кто мне теперь расскажет подробности?
Уцелевший потомок, бывший друг детства моего старшего брата?
Я с ним вижусь раз в несколько лет, и как-то не настолько мы близки, чтобы вести разговоры о его семье...
Впрочем, вот что помню я.

Был Балтийский флот. Был Кронштадтский мятеж.
Потопленный в крови пришедшими по ломкому льду солдатами.
Была адмиральская дочь. Двадцати примерно лет.
Был - простой матрос.
Как они встретились?
Говорили, что он ее спас...
От солдат? От сметри?
Он - тоже прост, да не совсем: не крестьянское это имя - Валентин, хоть и Васильевич.
И- Ираида Алексеевна. Я так и не узнала ее девичьей фамилии.
Как они жили до войны? У них был сын. Единственный, Святослав.
Известно только, что он - "погиб". И все, что успел сделать - жениться на камчатской девице и родить сына.
Которого наша пара усыновила. И вырастила.
Они были такими разными...
Он - суровый аскет, заботящийся о здоровье телесном и душевном. До восьмидесяти лет оставался водителем скрой помощи. Летом, когда я ежедневно была поблизости, на даче (наши комнаты были рядом), я черпала их быт полной ложкой. С самого утра деда Валя шел на залив, приносил  (в гору) на плече бревнышко из прибитых к берегу, потом шел на станцию за газетами. По возвращению заходил к нам, и если я еще спала, клал поверх одеяла несколько конфет - карамелек. Шел ставить железный чайничек на плиту - себе, и кофейник - для жены. Частенько я с ними завтракала.
Маленькая комнатка была чудесным местом: картины в тяжелых рамах - девичья головка и что-то еще, плетеные кресла и стулья - тяжелые, с точеными спинкамии подлокотниками - я нигде больше таких не видела, только в Эрмитаже, кажется. Непривычной формы чашки - квадратные и яйцевидные, с тонким золотым ободком и незнакомыми клеймами на донышке. Уж кузнецовский фарфор я знала - даже в 10 лет. Сначала он наливал ей кофе, и она степенно его пила - с дорогими сластями: кусочком вафельно-шоколадного торта, пастилой, шоколадной конфетой. Потом наливалась кружка мне. Чаю, конечно, из того же железного чифиревого чайничка. Потом - себе. Ему на завтрак - крупно крошенная и запаренная свекла, или овсянка. Конфеты - лимонные шарики (помните такие?). Под окном росли белые шток-розы. Окно выходило на западную теневую сторону. Ах да, посуда на стол доставалась не из буфета, как у нас, а из шкафчика. Это тоже было удивительно. Она со мной разговаривала за столом. О простом. С дедом мы потом целый день болтали - он возился в саду, а я скакала рядом. Он брил голову, и она блестела загаром. Она носила на седых уложенных волосах сеточку.
Потом она перемещалась на маленькую террасу перед кухней, там стоял старинный диван, набитый конским волосом. Днем, когда выдавалась минутка, к ней присоединялись другие наши дамы: моя бабушка, вечно зачуханная и дочерна загоревшая, старушка из апартаментов наверху, жена длинного и печального Николая Николаевича-старшего, ибо их было множество - Николаев Николаевичей... Задвиг такой. Я даже не помню ее имени. Она изредка угощала меня оладьями. Их внук был художником и учился в Академии, несмотря на слабость здоровья - еще в детстве ему вырезали одно легкое.
Или еще одна моя приемная бабушка - троюродная, что ли, сестра моей собственной. Она обитала в сторожке. Потому что в разводе - ее бывший супруг, профессор университета, прекрасно жил - да и сейчас, кажется, живет - без нее и без обоих сыновей, в Пушкине...

А зимой мы с бабушкой ездили к ним с визитами. Ко всем своим летним соседям. К деду Вале - на Карповку, в дом литераторов. В подвальную страшную квартиру, где окна были щелями под потолком, в которых виднелись ноги прохожих, а на кухню надо было пробиираться извилистым коридором, и она была в недрах дома, без окон вовсе. Игрушками мне служил мешочек с разноцветными крышечками от всяких пузырьков - я складывала их как мозаику. С собой нам давали гостинец - коробку из-под торта, в которую были аккуратно уложены кусочки вкусностей: ломтики торта, пастила, конфеты,  бисквитное печенье...
Он никогда не ездила никуда. Он - обязательно приезжал на мой день рождения, с тортом от Метрополя или Севера. Потом им дали квартиру на Дальневосточном. Как чуждо там смотрелась перевезенная с прочим нехитрым скарбом большая картина - ростовый портрет императрицы. От пола до низкого потолка... Я помню только цвета - серебристо-голубое платье-кринолин, пышная серебристая прическа... Кружева...
Прошло уже тридцать лет.
Никого уже нет - ни их, ни бабушки, ни остальных участниц посиделок на веранде.
Я уже не помню, какими колкостями я пыталась досадить неповортливой буржуйке. Остальные обитатели нашей дачи были хоть и чудные, но понятные, а она...
Снежная королева в изгнании.
Такое редкое имя - Ираида.

Барбизонская школа


Наверное, все знают этот термин из французского искусства. Хотя бы - термин. Но может быть - и видеоряд?
Ну, если что, на яндексе посмотрите.
Для меня эти два слова почему-то всегда означали одну картинку, проецируемую в голове: старые дубы на краю поля, освещенные мягким золотистым светом.
Не совсем так:
Картинка 18 из 60
Теодор Руссо. французский художник-пейзажист, глава барбизонской школы живописи

или так:
Картинка 10 из 60
МИЛЛЕ, Жан Франсуа

"
А все потому, что в детстве я прочла сборник "Страна багровых туч " Стругацких. И в одном рассказе человек много лет летит в космической консервной банке к заданной цели, и, чтобы не свихнуться, пишет по памяти картины земных пейзажей. Да, в том самом барбизонском стиле. Ну, и через сто-тысячу лет эти картины находят  где-то на занюханной планетке и говорят что-то вроде - ну надо же!
так вот.
Эти солнечные дубы из того рассказа - всегда со мной.
И как бы далека не была картинка, видимая мной в реальности, от той - я все равно буду сравнивать, и пытаться приблизиться к несуществующему идеалу. Вот такие вот финты подсознания.
Вот - вы уже видели попытки зафиксировать свет в осенних кронах.
Еще одна попытка:

Профиль

Графика-мечта
booky_moussy
Книжная Мышка
vkontakte

Календарь

Октябрь 2019
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  
Разработано LiveJournal.com